О САЙТЕ КОНТАКТЫ КАТАЛОГ
новости статистика статьи архив

Инвестиции в производство и создание новой техники

В 1990-е годы наибольший урон понесли отрасли машиностроения. Если одной фразой описать динамику машиностроитель- ных отраслей в тот период, то она будет такой: происходил переход от сложного воспроизводства к простому. Конечно, переход неуправляемый и стихийный. Страна теряла лучшие инженерные кадры, технологии, технические разработки. Наиболее серьезный удар пришелся на российское станкостроение.

Динамика инвестиций в воспроизводство основного капитала в реальном секторе экономики обнаруживала устойчиво нисходящие и высокие по абсолютному значению тенденции из года в год, начиная с 1992 года. Уровень износа основных производственных фондов в металлургической отрасли составил 50%, в машиностроении – 45%, в отраслях высокой технологии – 52%, в легкой промышленности – 54%. Структурные сдвиги в российской экономике, в значительной мере неуправляемые, привели к возрастанию диспропорций в экономической структуре, выразившихся в возрастании доли добывающих отраслей. Если взять индекс промышленного производства 1990 года за единицу и рассчитать значение показателя за 1996 год, то для следующих видов продукции картина будет примерно такой:

– продукция высокой степени переработки – наибольшая величина спада, индекс промышленного производства равен 0,42;

– для промышленности в целом – 0,494;

– для производств продукции низкой степени переработки – 0,58.

Видно, что наибольший спад поразил высокотехнологичные производства, характеризующиеся более глубокой степенью обработки исходного сырья.

Анализируя изменение индекса интенсивности структурных сдвигов, необходимо отметить возросшую скорость происходящих структурных сдвигов, что, естественно, не может не отразиться на качестве результатов, социально-институциональной структуре общества. Быстрота подобных сдвигов обычно приводит к эффекту «потери ожиданий», когда ломка прежней структуры и формирование новых пропорций, а также закрепление новых стимулов и мотивов, выстраивающих линию поведения агентов в высоком потоке структурных изменений, не могут обеспечить адекватности приспособительных реакций и ответов на происходящие сдвиги. Оценка качества структурных сдвигов в промышленности производится с помощью индикатора, показывающего увеличение или уменьшение доли отраслей низкой степени переработки исходного сырья и, соответственно, отраслей высокой степени обработки. Падение показателя, оценивающего качество структурных сдвигов, говорит об утяжелении структуры производства. Образовавшаяся пропорция говорит о том, что более тяжелые отрасли, имеющие сырьевую направленность, занимают ключевые позиции в экономике России. Последнее обстоятельство можно рассматривать как уже свершившийся факт.Происходит явная примитивизация производственных процессов и снижение уровня переработки материалов и продуктов.

Ситуация в период 2002–2007 годов

В период 2002-2007 годов ситуация начала постепенно меняться. Однако технические системы и сложность производства упали до такого уровня, что по отдельным видам производства оказалось невозможно возродить утраченные позиции. Стало проще просто покупать материалы, комплектующие, приборы и оснащение по импорту, причем часто покупается наиболее дешевое, даже бывшее в употреблении, но значительно превосходящее по технико-экономическим характеристикам и технологическому уровню отечественное, оборудование.

Станкостроение является той отраслью, которая характеризует состояние сектора производства средств производства и символично демонстрирует технологический уровень страны. Несмотря на то что в России в первом полугодии 2007 года производство металлорежущих станков возросло на 4,3% и составило 2,5 тыс. штук (в предыдущие два года наблюдалось падение по этим видам производства), тем не менее по производству станкостроительной продукции Россия находится на 22-м месте в мире, по потреблению – на 19-м (для сравнения: в 1990-м году мы были третьими по производству и вторыми по потреблению), при этом наша страна производит меньше Японии в 82 раза, Германии – в 51 раз, Китая – 31 раз. Потребление в России ниже соответственно в 19, 14 и 28 раз. Это катастрофические данные о технологическом уровне отечественного машиностроения, который в существенной мере определяется уровнем станкостроения. При такой технологической базе невозможно производство конкурентоспособных машин, транспорта, приборов и т.д. Основные фонды в машиностроении изношены на 70%. Если Россия в такой ситуации ещё и вступит в ВТО, то 5 тыс. машиностроительных предприятий, где занято порядка 4 млн человек, не выдержат конкуренции. Тогда полная утрата технологической самостоятельности станет реальностью. Сейчас пока она представляет серьезную опасность.

Главная задача – обеспечение отрасли, особенно фундаментальных исследований и прикладных разработок в машиностроении и станкостроении, научными и инженерными кадрами, а также высококвалифицированными рабочими. Необходимо не просто создание интегрированных структур в машиностроительных направлениях, а формирование нескольких таких структур, которые бы конкурировали друг с другом, вели конкурирующие разработки.

Такая идея, в частности, была реализована в советское время при строительстве Зеленограда и создании электронных производств и электроники. При этом рост данной отрасли в советское время был таков, что наша страна обеспечивала перманентное сокращение отставания от передовых западных стран вплоть до начала 1980-х годов, которое снизилось с 15 до 2–3 лет. Этот факт неоспорим. Только где-то с середины 1980-х данное отставание начало серьезно нарастать, а в 1990-е годы катастрофически увеличилось, и не только по электронному направлению, но и по приборостроению, станкостроению и даже общему машиностроению.

Важнейшей инвестиционной предпосылкой является создание условий для повышенного спроса на замену оборудования, станков и инструмента отечественного производства со стороны всех субъектов российского хозяйства. Сельское хозяйство, транспорт, медицина выступают субъектами спроса на оборудование, машины, приборы. А для их производства нужны современные станки и технологии обработки металлов, включая и современнейшие нанотехнологии выращивания узлов и деталей машин с заданными свойствами. Таким образом, стимулирование развития таких производственных цепочек через подогревание и удовлетворение спроса на новую технику и создание новых кадров для промышленности, а также за счет привлечения кафедр государственных технических вузов к работе в созданных интегрированных структурах машиностроения, позволит возродить и поднять технологический уровень отечественных машиностроительных производств. Для этого нужно участие государства в этих интегрированных структурах, программа подготовки и обновления кадров, включающая повышение заработной платы – временно вне связи с производительностью труда, а также гарантию трудоустройства с предоставлением жилья. Необходимо протекционисткими процедурами блокировать покупку бывшего в употреблении импортного оборудования1 и поощрять практику покупки современнейших технологий с целью их освоения, изучения и, на их основе, совершенствования – движения вперед.

Кроме того, необходима система экономических мер, которая бы способствовала снижению рентабельности трансакционных секторов, финансового сектора, снижению ставки рефинансирования и процентов по кредиту, что позволит легче решать кадровую проблему в промышленности, а также обеспечить создание новой отечественной техники инвестициями.

Инвестиции и модернизация промышленности

Рост инвестиций в основной капитал, а также общий рост инвестиционной активности за последние пять лет осуществлялся фактически убыточной промышленностью и был направлен на воспроизведение высокого в количественном отношении темпа роста. При этом качество структуры промышленности и эффективность функционирования промышленных организаций сокращались. Здесь могут быть два варианта: то ли относительно высокий темп роста поддерживался за счет этого сокращения, то ли концентрация инвестиционного ресурса не приводила к должному результату, то есть наблюдался рост «вхолостую». Таким образом, инвестиции не решали задачи модернизации экономической структуры. Они и сейчас носят характер поддержания высокого роста количественных показателей, восстановления отдельных технических систем, оборудования, фондов, обслуживающих конкретные полуразрушенные производства.

В связи с этим можно сделать вывод, что улучшающих структурных изменений, приводящих к новому экономическому качеству, в прошедшие годы не наблюдалось. Структурный анализ чрезвычайно полезен при осуществлении оценки результатов экономического развития, поскольку он позволяет выявить узкие места и облегчает выбор верных решений.

Так, предлагаемое многими экономистами повышение заработной платы вне связи с производительностью будет ожидаемым и воспримется закономерным, что не создаст серьезного эффекта в области стимулирования труда и трудовой отдачи. Эта же проблема характерна и для промышленности. Более того, оптимизм роста приводит к такому эффекту, когда директора предприятий оценивают экономическую ситуацию в стране как «благоприятную» или «удовлетворительную» на 91,8%.

Источники инвестиций в основной капитал промышленности представлены следующей структурой (в среднем за ряд последних лет):

– собственные средства предприятий – порядка 65%;

– кредиты и заемные средства – 30%;

– бюджетные средства – 3%.

Вместе с тем структура затрат по промышленности за пять лет осталась практически неизменной: материальные затраты составляли 72,5% в 2000 году (включая сырье и материалы, топливо, энергию), а в начале 2006 года – 72,4%, доля же заработной платы немного возросла: с 12,4 до 15,6% – за счет сокращения прочих затрат. В качестве основных целей инвестирования директора называют увеличение производственных мощностей, замену изношенной техники. Внедрение новых технологий и снижение себестоимости – эти весьма актуальные задачи – занимают более скромные позиции в номенклатуре целей инвестирования.

Основными факторами, сдерживающими инвестиционную активность, выступают, как ни парадоксально, следующие: недостаток собственных средств, недостаточный спрос на продукцию, высокий коммерческий процент кредита. Как видим, порочный круг замыкается: недостаток собственных финансовых средств – это главный тормозящий фактор инвестиционной активности, и именно около 70% финансирования инвестиций приходится на собственные средства. Отсутствие этих средств связано с недостаточным платежеспособным спросом, низкой рентабельностью производств, неподготовленностью производственной и технологической базы, низкой рентабельностью самих инвестиций вследствие высокого процента коммерческого кредита и т.д. Особо нужно отметить невозможность получения кредита новыми фирмами, в частности, производящими наукоемкую продукцию, потому что банки требуют хотя бы год истории фирмы, привязывают выдачу кредита к показателю валовой прибыли, равномерности месячного оборота и наличию залога, желательно имущественного. Однако наукоемкие фирмы могут заложить только интеллект, компьютеры, у них отсутствует равномерность ежемесячного оборота и значительная величина валовой прибыли. Перечисленные институциональные условия делают инновационный бизнес в России просто невозможным, потому что новатор – это агент, который мчится к успеху, оседлав долги. Мы имеем массовое банкротство, то есть взаимные цепочечные долги, высокую рисковую нагрузку в промышленности и в целом в реальном секторе экономики при низкой и даже сокращающейся рентабельности, при несоизмеримо меньшей рисковой нагрузке в банковском секторе и при куда более высокой его рентабельности.

Нужно особо отметить, что пока рентабельность отечественных производств будет ниже ставки рефинансирования, никакого эффективного и долгосрочного инвестирования с наращиванием капитальной базы промышленности происходить не будет. Это первая проблема. Ещё одним серьезным ограничением – это вторая проблема – наращивания инвестиций в создание новой техники является состояние потребительских рынков оборудования, а также социально-экономической инфраструктуры. Если отечественное оборудование низкого качества, технологический уровень невысок, то российские потребители покупают станки, бывшие в употреблении приборы у иностранных производителей (по импорту). При этом, кстати, возможны и «откаты», и теневые сделки. В итоге страна получает заведомо отсталый технологический уровень и фондовую базу, к тому же она лишается способности производить и совершенствоваться в этом отношении сама. Бесследно исчезают научные инженерные школы в области общего машиностроения (проектирования машин, транспортных систем), поскольку инженеры при таком подходе становятся невостребованными, снижается общий уровень инженерной под- готовки. Негативные последствия для экономики становятся очевидными, включая и аспект безопасности государства. Поэтому крайне необходимо, чтобы потребители, нуждающиеся в новом оборудовании, приборах, станках, выступали субъектами спроса для отечественных аналогичных производств. При этом необходимо создать конкурентную среду между отечественными производителями данного оборудования. На мой взгляд, буквально спасением для отраслей машиностроения является сельское хозяйство России, которое нуждается в комбайнах, тракторах, транспорте, дорожных машинах, конвейерных линиях, инструменте и т.д. Кроме того, транспорт России также нуждается в обновлении парка – это ещё один мощнейший субъект спроса на продукцию производства средств производства отечественного машиностроения. Запустив названные цепочки, в экономике России можно создать мультипликатор технологического развития, обеспечивая различные сектора отечественным оборудованием и спрос на инженерные кадры, которые готовит система высшего образования. Необходимо привлечь тем самым технические кафедры вузов к возрождению отечественного машиностроения.

Третья проблема – это пересмотр структуры затрат на инновационную продукцию. Такая постановка вопроса очень важна, поскольку сложившиеся пропорции не позволяют наукоемким производствам развиваться, осуществлять должные инвестиции в создание новой техники и оборудования. Эта проблема лежит в плоскости управления и проектирования экономических пропорций, являясь сугубо вопросом экономической политики.

Одна из серьезнейших ошибок, допущенных реформаторами в 1990-е годы, не исправлена до сих пор – это ставка на некие силы самоорганизации в ущерб решению задачи проектирования экономической жизни. Они забыли, что экономика проектируется и создается в рамках того потенциала, которым она располагает. Именно этот критерий и является принципом эффективности экономической политики. Если богатая экономика пребывает в бедности – это первый и главный показатель низкого качества экономической, шире – государственной, политики!

Затраты на развертывание инновационной системы предприятия нельзя рассматривать без учета особенностей жизненного цикла научно-технической продукции (по сравнению с освоенной серийной). Cущественное отличие структуры затрат между серийным и инновационным производством заключается в долях основного объема к полному объему затрат: в серийном – около 90%, а в производстве новой наукоемкой продукции (специального технологического оборудования) – 55% (КД, ТПП и изготовление). При этом в цикле создания научно-технической продукции на предтематические и посттематические работы затраты могут доходить до 45% от полного объема (20% – предтематические и 25% – посттематические), а заказчик, как правило, может принять и оценить только основные затраты на разработку КД, ТПП и изготовление образца, а все остальное для него находится «за кадром», неосязаемо, непонятно и чаще всего является проблемой для предприятия-исполнителя.

Такие затраты (назовем их, в отличие от прямых, косвенными, или скрытыми) для деятельности инновационного предприятия должны быть четко определены, по возможности рассчитаны, проанализированы, а также определены источники их покрытия. Это одна из главных причин того, что предприятиям не хватает оборотных средств на развертывание инновационной системы производства. Косвенными, скрытыми для заказчика, в зависимости от сложности, новизны и объема разрабатываемого СТО, могут быть затраты, составляющие от 30 до 45% полных затрат на создание научно-технической продукции.

По опыту взаимоотношений с заказчиками наукоемкой продукции, специального технологического оборудования (СТО), стремящимися оплатить исключительно прямые затраты по любому договору (разработка рабочей КД, технологическая подготовка производства, изготовление опытного образца, поставка, шеф-монтаж и приемка работы), кроме перечисленных косвенных затрат значительную долю оборотных средств предприятия теряют на задержках поступлений при поэтапном финансировании ОКР, а также из-за несоблюдения сроков окончательной оплаты за выполненную ОКР по договору. Исходя из этого, важнейшей проблемой организации финансирования и учета инновационных работ является поиск реальных источников покрытия скрытых расходов, направленных на реализацию научно-технических задач, входящих в этапы жизненного цикла новой продукции.

Поскольку частный сектор настолько слаб, что в сложившихся условиях хозяйствования вряд ли сможет обеспечить должный уровень спроса на продукцию отечественного машиностроения, видимо, необходимо государству, используя возможности, связанные с резким ростом доходов, в том числе в силу хорошей конъюнктуры мирового сырьевого рынка, направить имеющиеся средства в качестве госзаказа на создание новых станков, оборудования, включая медицинскую технику. Затем можно продавать эти изделия частному сектору, оснащать больницы и другие учреждения. Этот подход можно практиковать наравне с другими используемыми и предлагаемыми здесь процедурами.

Инвестиции и управление

Если считать инвестиционный процесс условием успешного технологического и в целом стратегического развития хозяйственной системы любого иерархического уровня организации, то важно представлять, что этот процесс может быть подчинен логистической закономерности – склонен к насыщению. Это обстоятельство требует специфического управления данным процессом.

Например, необходимо знать, каким образом изменяются такие параметры, как прибыль, производительность, фондоотдача, темп роста объема продаж или какие-то другие показатели. Допустим, получен отрезок роста какого-либо параметра. Тогда возникает вопрос: где на кривой роста находится наш полученный отрезок за определенный временной интервал. Если он подходит к началу кривой, то предстоит стремительный рост.

В случае неправильного понимания этого положения и недостаточности капиталовложений на медленном участке роста, который сменяется быстрым ростом, данную систему обойдет конкурент, совершающий более крупные инвестиции на этом этапе. Однако если отрезок роста накладывается на логистическую кривую в стадии насыщения и в системе осуществляются крупные инвестиции, то она опять же проиграет тому конкуренту, который, поняв существующее положение, прекратил инвестиции в стадии насыщения и переключился на другую, новую, технологическую возможность.

Трудность здесь состоит в определении момента времени, когда необходимо полностью перейти на инвестирование новой технологии и до каких пор поддерживать старую. Эта задача сводится к определению так называемого времени технологического разрыва и предусматривает стратегию смешанных капиталовложений в обе технологии или в оба продукта в течение всего интервала времени. А отсюда возникает не менее важная задача – определение пропорции капитала, вкладываемого в разные объекты, которая является задачей оптимизации инвестиций. Конечно, важно учитывать, как мне довелось показать в своих работах по применению «портфельного анализа» инвестиций в реальные объекты, что разные структуры распределения инвестиций могут давать примерно одинаковое сочетание совокупного риска и дохода. Это обстоятельство усложняет задачу выбора объектов, процедуры формирования самого портфеля и принятия инвестиционных решений.

Существенная проблема технологического развития – это умение разрешить противоречие между экономичностью и результативностью. Под экономичностью понимается снижение издержек производства, что при переходе от старой к новой технологии или от старого к новому продукту практически маловероятно и, следовательно, представляется менее экономичным. Результативность же, отдача от инвестиций в новую и старую технологию определяется отношением порядка 5:1, но экономический эффект может повыситься – обычно не более чем в 2 раза, что и вызвано съеданием эффекта затратами на адаптацию и преодоление старых технологических возможностей. Преобладающий консервативный подход в управлении хозяйственными системами или необоснованное преувеличение рисков, а также стремление защищать то, что более экономично, приводит в 80% случаев к осуществлению вложений в «устоявшиеся» продукты и технологии.

Можно приобрести современнейшее оборудование, нанять лучших специалистов, но все равно провалить бизнес, если отсутствует самое главное – эффективное управление. Непревзойденным примером справедливости этого утверждения является случай с заводом фирмы «Дженерал моторс» в г. Хамтрэмк (штат Мичиган), вошедший во многие учебники по управлению. Ни роботизированные комплексы, ни автоматизированные системы, ни лучшие инженеры и программисты, привлеченные к работе, не смогли обеспечить выход даже на треть от запланированной мощности нового предприятия к намеченному сроку. В результате завод, который к этому времени уже нарекли предприятием будущего, продемонстрировал просто феноменальную неэффективность. Причина этого заключалась в отсутствии изменений организационной структуры и системы стимулирования труда на данном предприятии. Важным следствием является то, что инвестиции в машины и оборудование могут оказаться менее эффективными или совсем неэффективными без дополнительных вложений в совершенствование структуры управления, а также в человеческий капитал. Так называемая новая экономика предоставляет производству совсем иные информационные возможности, но при этом не является панацеей и автоматическим гарантом эффективности и конкурентоспособности.

Факторы эффективного управления могут быть сведены к следующим:

– мотивация деятельности;

– ролевой аспект взаимодействия человека и организации;

– цели, стратегии и организационные процессы;

– контроль, власть и лидерство;

– модели и методы принятия решений;

– социальная ответственность и этика в бизнесе;

– информационная и организационная структура и т.д.

Еще один «скрытый» фактор, без которого трудно представить современное эффективное управление, – это перманентные спланированные изменения.

Интересно отметить, что наравне с происходящими изменениями в экономике, в частности, с появлением новых организационно-правовых форм предприятий, проводимой приватизацией, дерегулированием, либерализацией рынка и т.д., новыми макроэкономическими рецептами проведения политики, почти ничего не происходит в области обновления управленческого мышления. Информационная экономика не приводит к обновлению управленческого мышления. Скорее всего, она просто привносит в консервативные и устаревшие управленческие подходы информацию и компьютерные технологии, не более того. Неэффективность управления проявляется в наращивании функций и увеличении роли чиновника, в том, что экономическая система не перестает быть менее дисфункциональной. А информация создает только новые проблемы и требования изменить управленческую психологию и даже логику управления.

Здесь особое значение приобретает давно известное понятие «объема контроля», которое гласит, что человек может одновременно обрабатывать и контролировать не более 7–10 независимых элементов (объектов) информации. В стрессовых ситуациях или в условиях кризиса (при растущей энтропии) «объем контроля» имеет тенденцию снижаться. То же касается и организации.

Кроме того, в соответствии со вторым законом Госсена с ростом объема выполняемых функций сокращается предельная полезность, а растущее разнообразие, требующее противодействия, приводит к появлению новых управленческих структур, исповедующих старые управленческие подходы. Тем самым затрудняется афферентная и эфферентная коммуникация. А это, в свою очередь, приводит к необходимости изменения структур, функций, рутин, да и методов управления. Таким образом, фактически действует своеобразный мультипликатор в системе управления.

Причем этот мультипликатор, в отличие от мультипликатора инвестиционных расходов у Дж. М. Кейнса, снабжен искусственным, точнее даже, естественным интеллектом. От того, в какую сторону будет направлен вектор приложения усилий этого «интеллекта», зависит перспектива как управления, так и управляемой системы, их эффективность.

Когда-то Лестер Туроу отметил: «Кто из высших администраторов будет смотреть в перспективу, если это ведет к уменьшению его собственного дохода? Только святой. Но святых ведь очень немного». А если развитие технологии приводит к значительному росту доходов, будет ли администрация способствовать техническому прогрессу? Думая о будущем, предлагая новые технологии и решения в технической сфере, только высокопрофессиональные инженеры способны понимать перспективу будущей жизни сегодняшней технологии, да и то иногда только лишь в самых об- щих чертах. Однако техноструктура как таковая в современном обществе вряд ли будет играть самодовлеющую роль, поскольку даже опираясь на новые информационные технологии и обладая конкурентными преимуществами, без банковско-финансовой основы, значительных инвестиций и использования дополнительного контроля над рынком со стороны власти она не будет представлять собой конкурентоспособную систему в подлинном смысле. Ибо технические достижения, которые не финансируются и не устремлены в будущее, останутся бесполезными в сформировавшейся конкурентной модели. Последняя же, разумеется, будет также претерпевать изменения. И в этом определяющее значение имеют социальные институты, которые, собственно, и формируют совместно с политической системой конкурентную модель хозяйственного поведения.

Поэтому эффективное управление технологическим развитием хозяйственных систем предполагает:

а) научную обоснованность и системность;

б) финансовую (инвестиционную) обеспеченность.

Для осуществления перечисленных условий и роста разнообразия системы управления необходимо повышать эффективность следующих рутин:

– сбор и обработка статистической информации о развитии рынков, технологий, секторов;

– определение приоритетных направлений развития технологии и качественного анализа инвестиций;

– проведение исследований на конкретных объектах управления;

– консультирование по вопросам экономики, управления и предоставление релевантной стратегической информации о развитии технологий и о технологических возможностях;

– организация широкой сети обучения и переподготовки среднего и высшего управленческого персонала, специалистов конкретных профессиональных групп (инженеров, физиков, химиков разных направлений и т.д.), причем с подготовкой условий для местожительства и работы там, где они были подготовлены, либо возврата в страну, если их подготовка происходила за рубежом.

В России государство, активно воспроизводя двухсекторную модель функционирования экономической системы в 1990-е и 2000-е годы, принимающую вид взаимодействующих частного и государственного секторов (причем формирование и развитие первого сектора происходило во многом за счет ресурсов второго), по существу, не выработало и не применило за этот период инструментов, которые бы стимулировали самостоятельное развитие частного сектора. Точнее, либо этот набор инструментов был неэффективен, либо он не был полным и достаточным, а, скорее всего, важными являлись оба обстоятельства. В связи с этим отсутствовало эффективное управление как технологическим развитием, так и развитием национального хозяйства в целом.

Повысить общую эффективность управления можно за счет использования подходов, применяемых в проектировании. Это программно-целевой метод и различные методы решения проектировочных задач. Эти задачи являются слабоструктурированными и по этой причине в сильной степени напоминают задачи развития экономической системы, будущее которой не является предопределенным.

Хотя уже этот аспект проблемы может вызвать дискуссию с участием многих экономистов, поскольку ближайшее будущее вполне можно в общих чертах или более детально представить, в отличие от отдаленного будущего, несмотря на разногласия среди специалистов нашей науки. Однако в любом случае проектирование экономики – это и есть формирование в текущем и будущем времени уклада жизни, уровня технологической оснащенности производства, потребления, оказания услуг при располагаемом и истощаемом в ходе названных процессов ресурсном потенциале. Но именно такое проектирование позволит нам бороться с истощением при сохранении жизненных условий для тех, кто имеет в них большую широту, и при расширении для тех, у которых эти условия довольно узки. Технологическое развитие иной направленности может рассматриваться как ущербное, а значит, перед нами открываются все интеллектуальные перспективы по решению этой крупной и основной проблемы хозяйственного развития человеческого общества.

Применительно к российской экономике цель должна состоять в создании и реализации комплекса мер, способствующих преодолению технологической отсталости, обеспечивающих дальнейшее развитие и повышение экономической и управленческой эффективности. В качестве основных критериев достижения данной цели могут выступать показатели производительности, реальной заработной платы, уровня занятости, фондоотдачи, наукоемкости производства, объема продаж, инвестиций в элементы инфраструктуры и др.

Технологическое развитие должно охватывать мероприятия по следующим четырем основным направлениям, вовлекая системно исключительно отечественные активы:

– научно-техническое развитие;

– промышленность и инфраструктура;

– агропромышленный комплекс;

– социальная сфера.

При разработке указанных направлений должны доминировать следующие экономические аспекты:

1. Сочетание двух подходов – маркетингового, целью которого является изучение рынка, и технологического, направленного на выявление технологических возможностей страны и научно-технического потенциала, текущего выпуска, состояния основных фондов и адекватности имеющихся производ- ственных мощностей запросам рынка, а также поиск способов их наращивания в частном и государственном секторе.

2. Анализ сравнительных преимуществ для достижения конкурентоспособности.

3. Информационное и экономико-статистическое обеспечение. 4. Приоритет интеллектуального направления рыночной специализации страны над сырьевым.

5. Применение механизмов инвестирования новых технологических возможностей и расширение участия банков, фондов рискового капитала и других кредитно-финансовых институтов.

Основная задача научно-технического направления в условиях роста экономики – сделать науку ведущим фактором развития и обеспечения устойчивости производственных систем, преодоления технической отсталости.

Это возможно при проведении всеобъемлющей интеллектуализации производства и успешной коммерциализации научных достижений, когда суета «рыночности» будет подчинена спокойствию и умеренности получения фундаментального научного результата. Науку необходимо рассматривать как важное сравнительное преимущество, с помощью которого можно контролировать рынок, иметь власть над ним и обеспечить долгосрочный экономический рост. Науку и технологии, результаты, ими воспроизводимые, необходимо представлять как высшую власть по природе вещей, возвысив их над политической системой.

Для этого нужно оценить возможность технической реализации имеющихся научных разработок и идей в стране, их рыночный потенциал. Затем выявить перспективные научные направления и осуществить переориентацию деятельности научно-исследовательских организаций на эти направления.

Здесь, разумеется, необходимо базироваться на предложениях и возможностях самих научных учреждений и научных школ, используя государственный сектор как базу и активно стимулируя использование научных достижений в частном секторе.

Ключевыми направлениями должны стать:

– энерго- и ресурсосбережение;

– экология;

– новые материалы;

– высокие технологии;

– генетика и биотехнология;

– качество продукции;

– образование и информатика.

Следует отметить, что перечисленные направления обладают взаимосвязью, равнозначны и уже сегодня задают тон экономическому и научно-технологическому развитию. Их влияние будет нарастать в XXI веке.

Эффективное технологическое развитие потребует изменения неэффективной правовой базы, созданной и введенной за последние 15 лет и мешающей хозяйству развиваться. В России наблюдается «экономико-правовой парадокс», когда в силу благих устремлений отмены прошлых правовых норм в политическом угаре разрабатывалась правовая база так называемой рыночной экономики, которая, к сожалению, является низкоэффективной и в существенной степени тормозит развитие промышленности и социально-экономических процессов в целом. Она требует неукоснительного пересмотра и изменения.

Причем подход к решению такой сложной и болезненной задачи должен быть системным, что, кстати сказать, не было осуществлено за указанный период. Использовался принцип «принятия законов валом», так что созданная правовая система во многом становится тормозом научно-технического развития России. Например, до сих пор невозможно эффективно распорядиться уникальнейшей технологической и технической интеллектуальной базой – Бюро патентной информации России. А ведь именно в этом хранилище сосредоточены лучшие достижения советской технической мысли. Их использование станет возможно только с технологической модернизацией отечественной промышленности. Отраслью-локомотивом в решении данной задачи должно быть отечественное машиностроение.

Не решены и проблемы использования интеллектуальной собственности, её оценки, особенно на промышленных предприятиях (при оценке общих активов), отсутствует облегченный режим патентования и должной защиты российских патентов на международном уровне. Всё это как будто бы и есть, но эти процедуры сложны, высокотрансакционны. Они не позволят с необходимой легкостью распространяться инновациям. А в это время представители американских, китайских и других зарубежных фирм соревнуются в поиске оставшихся изобретателей-самородков в городе – флагмане российской электроники и высоких технологий Зеленограде, чтобы купить их задумки, разработки, которые нигде не зарегистрированы, либо купить право на исключительное обладание ими в случае, если на них имеются патенты, а сами достижения лежат мертвым грузом. Охота ведется даже за технической документацией разработок СССР периода середины 1980-х годов.

Безусловно, одних правовых изменений недостаточно. Кроме того, естественно, понадобится ввести систему экономической мотивации энергоресурсосбережения в деятельности предприятий и организаций; решить вопросы налоговых льгот в отношении научных организаций при внедрении и реализации ими научных разработок; ввести обоснованную систему и назначить суммы штрафов, налагаемых за загрязнение окружающей среды, и расходовать их исключительно на экологические мероприятия, направленные против этих загрязнений и т.д. и т.п.

Весь комплекс перечисленных и других имеющихся экономических проблем (указаны лишь главные направления) должен рассматриваться и решаться в рамках разрабатываемой стратегической Программы развития экономики и государства строго на основе экономического анализа и эконометрических методов расчета. Полагаю, что год выборов в России создаст потребность в такой программе, крайняя необходимость которой для специалистов всегда является очевидной, вне зависимости от политического курса и управления. Речь идет не о тех программах, которые существуют и худо-бедно исполняются сегодня, а о программе совершенно иного уровня научного обоснования, проработки и временной (стратегической) ориентации.

По материалам статьи О.С. Сухарева "Инвестиции в создание новой техники Главное направление возрождения промышленности – машиностроение"

экономические статьи

 + Банковские системы стран мира

 + История кризисов

 + Иностранная валюта

 + Мировой рынок недвижимости

 – Финансы и инвестиции

 + Мировая финансовая система

 + Инвестиционные фонды

 + Инструменты инвестиций

 + Деньги и их функции

 + Драгоценные металлы

 + Ценные бумаги

 + Венчурные инвестиции

 + Интересные материалы

графики

 + Показатели стран мира

 + Курсы валют

 + Фондовые индексы

 + Цены на биржевые товары

 + Цены на акции

статистика

полезные ссылки

 

экономические новости

14.12.2017 22:32 Россия никогда не искоренит свою зависимость от нефти

11.12.2017 22:47 В 2017 году инфляция в России достигнет рекордно низкого уровня

27.11.2017 17:30 Нефтяная сделка ОПЕК негативно влияет на внутреннюю экономику

20.11.2017 14:56 Американское подразделение TMK планирует выход объемов поставок труб в 2018 году на уровень до нефтяного спада

17.11.2017 15:11 Глава Центрального банка России ожидает, что в 2017 году рост ВВП достигнет 1,8%

30.09.2017 13:49 Министр экономики России считает, что сделка ОПЕК+ способствовала стабилизации нефтяного рынка

25.09.2017 00:03 ЦБ РФ планирует продолжить снижать процентные ставки на фоне более низких инфляционных ожиданий

23.09.2017 14:09 Министр экономики России прогнозирует стабильность рубля

22.09.2017 15:44 Глобальный экономический рост прогнозируется на уровне 3,5%

21.09.2017 16:21 Волатильность цен на нефть настроена вернуться

09.09.2017 16:57 Годовая инфляция в России в сентябре составит от 3,1% до 3,3%

29.08.2017 22:30 В июле рост ВВП России снизился до 1,5%