О САЙТЕ КОНТАКТЫ КАТАЛОГ
новости статистика статьи архив

Ценообразование на рынке металлов платиновой группы (МПГ)

Ценообразование рассматривается обычно как сложный процесс, зависящий от множества обстоятельств. Однако бывают периоды, когда динамика цен определяется одним доминирующим фактором. Для исследователей такие моменты – настоящая находка, поскольку они позволяют выявить базовые элементы ценообразования. За последние сто лет ценообразование на платину прошло через несколько таких периодов.

1. Рост цен, обусловленный научно-техническим прогрессом в применении платины (1900 – 1913 гг.).

2. «Платиновый голод» – резкий рост цен на платину в условиях сокращения ее производства и поставок на мировой рынок (1915 – 1929 гг.).

3. Корреляция цен золото-платина (1974 – 1996 гг.).

4. Конкуренция платины с палладием за «место» в автокатализаторах (1997 – 2003 гг.).

5. Спекулятивные операции и перегрев рынка (2005 – 2008 гг.).

Доминирующий фактор – научно-технический прогресс 1900 – 1913 годов. Вплоть до начала ХХ века платина использовалась, главным образом, в стоматологии и ювелирном деле, в других же сферах – лишь незначительно. Можно упомянуть, что из платины изготавливались выпарные чаши для производства серной кислоты камерным способом и лабораторная посуда для проведения наиболее ответственных химических опытов. Но к началу ХХ века в производстве серной кислоты стал доминировать контактный способ и спрос на платину в промышленности значительно сократился.

Цены на платину были в тот период в несколько раз ниже, чем на золото. При стоимости золота 21,65 - 21,71 долл./унц. цены на платину в 1880-х годах составляли 3 – 4 долл./унц., в 1890-х годах – в среднем около 6 долл./унц. На рубеже ХIХ – ХХ веков благодаря научным исследованиям стали известны каталитические свойства платины, ее способность ускорять различные химические реакции, что открывало возможности создания новых производств с использованием платиновых катализаторов. Важнейший технологический прорыв был сделан в 1900 году, когда немецкие химики разработали процесс синтеза азотной кислоты окислением аммиака на платиновом катализаторе. Как следствие цены на платину в 1900 – 1901 годах увеличились в несколько раз – с 6 до 20 долл./унц., хотя для внедрения каталитического синтеза азотной кислоты в промышленных масштабах еще предстояло решить проблему с производством сырья – аммиака. Это было сделано в 1910 – 1911 годах, когда на заводах компании BASF в Германии было освоена технология на основе процесса Габера-Боша, позволявшего использовать для выпуска аммиака содержащийся в атмосфере азот. Так многократно повысился эффект использования платины в химической промышленности, хотя непосредственно в процессе Габера-Боша платина не применяется, и вызвало новый скачок цен – до 45 долл./унц.

Хотя большая часть платины по-прежнему использовалась в стоматологии (около 40 %) и ювелирном производстве (около 20 %), а на долю промышленности приходилось 30 – 40 %, именно промышленное применение платиновых катализаторов стало основным фактором увеличения цен. Платина стала вдвое дороже золота, не обладавшего подобными свойствами. Вплоть до настоящего времени сочетание процесса Габера-Боша и синтеза азотной кислоты на платиновых каталитических сетках является основой для производства азотных удобрений, многих красителей, взрывчатых веществ и других продуктов.

Таким образом, основным фактором роста цен на платину в начале ХХ века стал научно-технический прогресс. Резкое повышение эффективности синтеза азотных соединений позволило перейти к их массовому производству и привело к созданию новой отрасли химической промышленности, ставшей одной из основных потребителей платиноидов. Увеличение цен обусловлено не только расширением спроса, но и повышением полезности платины (т.е. эффекта от ее применения) для потребителей в химической промышленности. Между научно-техническими разработками и ценами на платину наблюдалась четкая корреляция.

Доминирующий фактор – дефицит 1915 – 1929 годов. Впервые с нехваткой платины мировой рынок столкнулся в 1810 – 1825 годах. Основной тогдашний источник платины – россыпные месторождения испанской колония Новой Гранады в Южной Америке (в настоящее время Республика Колумбия) оказался в зоне боевых действий. Война испанских колоний за независимость, пик которой пришелся на 1810 – 1819 годы, привела к дезорганизации производства и торговых связей с Европой. Цены на платину в старом свете увеличились в несколько раз, превысив стоимость золота. Они снижались по мере восстановления поставок из получившей независимость Великой Колумбии, и в 1825 году платина вновь стала дешевле золота. В 1830-х годах в новой независимой стране вновь начались беспорядки, в ходе которых она распалась на части – Колумбию, Венесуэлу и Эквадор, но на рынке платины это почти не отразилось: к этому времени основным производителем уже стала Россия.

Огромные платиновые россыпи на Урале были открыты в 1823 – 1824 годах, причем содержание металла в них было значительно выше, чем в колумбийских. В 1825 году началась добыча, сразу принявшая значительные масштабы. С этого момента и вплоть до начала ХХ века Россия стала основным поставщиком платины, обеспечивая до 90 % мирового производства. Экспортировалась, главным образом, «сырая» платина, объем переработки (аффинажа) был незначительным, за исключением периода 1828 – 1846 годов, когда в России чеканилась платиновая монета. Аффинаж русской платины осуществлялся, главным образом, в Англии компанией Johnson Matthey (основана в 1817 году), которая до сих пор остается крупнейшим дистрибьютором платиновых металлов. Увеличение спроса и повышение цен на платину в 1900 – 1913 годах стимулировали увеличение производства. При этом добыча россыпной платины началась еще в нескольких странах, но основным поставщиком так и оставалась Россия, хотя ее доля сократилась до 80 % в 1900 году и до 70 % в 1913 году. Уральские платиновые россыпи были в значительной степени отработаны, добыча металла на них в 1900 – 1910 годах оказалась относительно стабильной – 160 – 175 тыс. унций в год (5 - 5,5 т.).

Во время Первой мировой войны добыча платины в России значительно сократилась из-за трудностей со сбытом, увеличения себестоимости производства и мобилизации старателей в армию. Экспорт платины был запрещен в ноябре 1914 года «по обстоятельствам военного времени», но мировой рынок подпитывался нелегальным вывозом платины. В 1918 году добыча платины практически прекратилась, так как уральские прииски оказались в зоне боевых действий гражданской войны, а хозяйственная жизнь в стране полностью разладилась. Для мирового рынка платины, на 2/3 зависящего от поставок из России, это была катастрофа.

Уже в 1915 году мировое производство платиноидов сократилось почти вдвое по сравнению с довоенным уровнем, а в 1917 – 1918 годах – еще в два раза, до 60 – 65 тыс. унций. Зато потребности в платиновых катализаторах возросли пропорционально увеличению производства военной продукции, в первую очередь, взрывчатых и отравляющих веществ. На мировом рынке ощущался сильнейший «платиновый голод». В 1917 году цены на платину превысили 100 долл./унц (в ценах 2005 года это составляет более 1500 долл./унц.), цены на палладий составили 110 долл./унц. (в ценах 2005 года – почти 1700 долл./унц.). Практически во всех воюющих странах была введена государственная монополия на платину (в США – и на палладий), реквизированы ее запасы, запрещено использование платиноидов в невоенных отраслях – в первую очередь, в стоматологии и ювелирном деле. В Германии и некоторых других странах населения получило приказ сдать государству все ювелирные изделия, содержащие платиновые металлы. Благодаря принятым мерам, почти 100 % платины шло на промышленные нужды, по сравнению с 30 – 40 % до войны, что отчасти компенсировало четырехкратное сокращение производства.

Вскоре после войны, в 1921 году цены на платину несколько снизились, это была своего рода пауза при переходе от военного производства к гражданскому. Сказались также сведения о начале производства платиноидов на крупнейшем месторождении Садбери в Канаде. Однако объем выпуска не покрывал потребностей, особенно с учетом возвращения платины в традиционные сферы применения – стоматологию и ювелирное дело и в 1922 -1923 годах цены стали еще выше. Проблема заключалась в невозможности удовлетворить спрос за счет традиционных источников – россыпных месторождений. Уникальные по своим масштабам уральские россыпи оказались недоступны, да к тому же значительно отработаны, месторождения Колумбии при максимально интенсивной разработке не могли дать больше 60 – 65 тыс. унций в год, все остальные россыпные месторождения были слишком мелкими. Требовалось использование коренных месторождений.

Наиболее перспективным в этом плане оказалось месторождение Садбери в Канаде, открытое еще в 1883 году как сульфидное медно-никелевое. Разработка началась в 1886 – 1889 годах, но извлекались только никель, медь, кобальт, а наличие МПГ заметили только через 15 лет! В рудах Садбери платиноиды содержатся в виде тонкодисперсной примеси, которую невозможно обнаружить без специального химического анализа, а такой анализ даже не был проведен – геологическая наука того времени отрицала возможность присутствия платиноидов в сульфидных рудах.

«Открытие» платиноидов в Садбери произвело фурор. Учитывая размеры запасов это месторождение стало бы основным источником платины и палладия в мире. Но их извлечение из сульфидных руд оказалось крайне сложным, требовалась принципиально новая технология. Прошло еще около 15 лет, прежде чем в 1919 году из медно-никелевого сплава методом электронного аффинажа удалось извлечь первые десятки унций платиноидов. В 1923 году было произведено уже 1200 унций платины, а также 1700 унций палладия и 300 унций других платиноидов. В 1926 году производство составило 9,5 тыс. унций платины и 10 тыс. унций других МПГ, в 1930 году – 34 тыс. унций и такое же количество других МПГ. Но в полной мере извлечение платиноидов из руд Садбери было поставлено на промышленную основу в 1934 году, когда удалось получить 200 тыс. унций – около половины мирового производства, в том числе 116 тыс. унций платины.

По мере такого рода успехов цены на платину снижались, а в 1929 году при мировом экономическом кризисе упали в несколько раз. После 1934 года цены на платину на короткое время опустились ниже цен на золото, так как на мировом рынке наблюдался некоторый избыток платиноидов. Причиной этого было производство платиноидов из руд Садбери, извлекавшихся как попутный продукт и поэтому привязанных к объемам производства никеля и меди.

Доминирующий фактор – цены на золото 1974 – 1996 годов. До 1974 года цены на золото отличались исключительной стабильностью, так как валютно-денежные системы большинства развитых стран базировались на золотовалютном стандарте, были привязаны к доллару США, имевшему золотое содержание, т.е. доллар был мог быть свободно обменен на определенное количество золота, а валюты других стран свободно обменивались на доллар. Такая валютная система получила название Бреттон-Вудской, по названию американского курортного городка, где в 1944 году были заключены соглашения о ее создании. Колебания цен на золото в рамках Бреттон-Вудской системы были весьма незначительны, в то время как цены на платину изменялись в широких пределах в соответствии с рыночной ситуацией – спросом и предложением.

Впервые новая закономерность – зависимость котировок платины от ситуации на финансовых рынках проявилась в 1968 году, когда цены на нее внезапно увеличились в 2,5 раза – со 110 до 260 долл./унц. Причиной стали изменения в мировой золотовалютной системе, выразившиеся в запрете на продажу золота по фиксированным ценам, сохраненному только для операций между центральными банками государств – участников Бреттон-Вудских соглашений. Рынок золота был разделен на официальный, с фиксированной ценой и свободный, где цены были в несколько раз выше. Все это стало свидетельством кризиса, потери доверия к основным мировым валютам, в первую очередь, к доллару США. Последствия – рост спроса на драгоценные металлы для тезаврации, в том числе платину. Хотя в общем объеме спроса для тезаврации закупалась лишь незначительная доля платины, этого оказалось достаточно для роста цен.

В 1974 году Бреттон-Вудская система была упразднена, цены на золото стали определяться только рынком. Его котировки быстро росли, одновременно установилась корреляция между динамикой цен на золото и платину, где платина играла подчиненную роль. Через несколько лет цены стали весьма близки и по абсолютным значениям: вся траектория цен на золото в конце 1970-х – первой половине 1980-х годов, в том числе абсолютный максимум 1980 года, была почти в точности продублирована ценами на платину.

Постепенно зависимость золото-платина ослабевала, в 1986 – 1990 годах сохранялась корреляция в динамике, но в абсолютных показателях цены на платину были заметно выше: сказывалось увеличение спроса со стороны производителей автокатализаторов. Затем на несколько лет цены вновь сравнялись. В 1995 – 1996 годах впервые проявились расхождения в динамике (трендах) цен на золото и платину. Хотя различия были незначительными, было очевидно, что такая ситуация сохраняется, только пока колебания цен невелики. В 1997 году траектории цен на золото и платину окончательно разошлись. Непосредственной причиной опять-таки стал спрос на платину в автомобильной промышленности.

Фундаментальная причина появления привязки цен на платину к котировкам золота обусловлена тем, что в условиях неопределенности на рынке «желтого» металла и его физического дефицита (большая часть была сосредоточена в государственных золотовалютных резервах) платина рассматривалась как тезаврационная альтернатива, хотя фактические закупки для этой цели оказались невелики. В меньшей степени аналогичную роль играло серебро. После восстановления доверия инвесторов к золоту нужда в резервном благородном металле снизилась, после чего проявились принципиальные расхождения между рынком золота и платины. Золото – в первую очередь, объект для инвестиций, финансовый инструмент, а платина – это индустриальный товар, сырье для промышленности. Равенство цен на платину и золото ушло в прошлое, но этого нельзя утверждать относительно корреляции цен. Хотя в 1997 – 2002 годах такой корреляции не наблюдалось, пауза может быть объяснена тем, что рынок платины в указанный период испытывал сильнейшее внешнее воздействие со стороны конкурирующего металла – палладия. После 2002 года можно говорить о некотором восстановлении корреляции.

Доминирующий фактор – конкуренция между платиной и палладием 1997 – 2003 годов. Массовое производство платиновых автокатализаторов, снижающих токсичность автомобильного выхлопа, началось в 1970-х годах, и в настоящее время ими оснащены около 90 % автомобилей. Хотя появление автокатализаторов стало важнейшим технологическим прорывом, оно не оказало заметного влияния на цены – доминирующим фактором была привязка цен на платину к ценам на золото. Высокая стоимость платины стимулировала исследования возможных заменителей, в первую очередь, палладия – металла со схожими свойствами, но гораздо более дешевого. Однако долгое время применение палладия в автокатализаторах было незначительным. Ситуация изменилась к началу 1990-х годов, когда были преодолены технологические трудности с применением палладия в автокатализаторах. Первый бесплатиновый автокатализатор представлен компанией Ford в 1988 году. Это позволило палладию стать полноценным конкурентом платины в основной сфере применения платиновых металлов. В 1990-х годах палладий быстро вытеснял платину из данной отрасли. Если в 1990 году при производстве автокатализаторов было использовано платины почти в шесть раз больше, чем палладия, то с 1995 года палладий стал преобладать, а в 1999 году соотношение стало 4 к 1 в пользу палладия. «Десятилетие палладия» (1990 – 1999 гг.) совпало с периодом широкого распространения автокатализаторов во всем мире. Соответствующее увеличение спроса на платиновые металлы со стороны автомобильной промышленности почти целиком покрывалось за счет палладия, при относительно стабильных объемах применения платины. В физическом измерении использование МПГ в автокатализаторах за 10 лет увеличилось почти в 4 раза, а палладия – в 25 раз!

В первой половине 1990-х годов увеличение спроса на палладий покрывалось за счет существующих производственных мощностей, и цены держались на уровне 100 – 150 долл./унц., т.е. в 3 – 4 раза ниже, чем на платину. Но дальнейшее увеличение спроса привело к дефициту палладия на рынке, начиная с 1997 года, что повлекло значительный рост цен. В 1999 году стоимость палладия сравнялась со стоимостью платины, а в 2000 году он стал дороже платины – явный признак «перегрева» рынка. Производители автокатализаторов были вынуждены вновь переориентироваться на платину, сокращая закупки палладия.

Замена палладия более дешевыми материалами велась во всех отраслях, где он применялся. Была найдена возможность исключить использование палладия в многослойных конденсаторах, используя для этого никель. Электронная промышленность, в которой ранее использовалось около 30 % палладия, уже в 2001 году сократила закупки в три раза. В 2002 году спрос на МПГ со стороны производителей автокатализаторов достиг низшей точки, главным образом, за счет сокращения спроса на палладий почти вдвое по сравнению с 2000 годом. Несмотря на сокращение поставок из казначейских запасов России, рынок оказался затоварен палладием, среднегодовые цены упали с 680 долл./унц. в 2000 году до 340 долл./унц. в 2002 году и до 200 долл./унц. в 2003 году. Уже в 2002 году палладий стал в полтора раза дешевле платины, в 2003 – в 3,5 раза, но увеличение доли платины в автокатализаторах продолжалось, ее закупки для их производства в 2000 – 2002 годах увеличились в 1.5 раза, создав дефицит на рынке, который сохраняется до настоящего времени. Дефицит стал одной из основных причин роста цен на платину, достигших в апреле-мае 2006 года абсолютного исторического максимума.

Если траектория цен на палладий в рассматриваемый период была достаточно простой: рост в 1997 – 2000 годах, пиковые значения в начале 2001 года и обвал в 2000 – 2003 годах, то цены на платину изменялись в более сложной последовательности. В 1997 – 1999 годах котировки платины сохранялись на относительно стабильном уровне – 370 – 390 долл./унц., хотя и несколько снизились относительно предшествующего периода, что отражало падение роли платины в производстве автокатализаторов при сохранении абсолютных объемов спроса. В 2000 году высокий уровень цен на товар-заменитель – палладий привел к росту цен на платину до 545 долл./унц. Падение цен на палладий привело к некоторому снижению цен на платину в 2001 году, но значительное увеличение спроса из-за отказа автомобильной промышленности от палладия привело к новому росту цен, умеренному в 2002 году – до 540 долл./унц. и значительному, до 700 долл./унц. – в 2003 году, когда палладий был окончательно повержен и стало очевидно, что автомобильная промышленность откажется от использования этого металла на длительный период.

Рассматривая период 1997 – 2003 годов, можно сделать вывод, что создание катализаторов на основе палладия вывело рынок платиноидов на новую ступень развития, при которой платина и палладий стали взаимозаменяемыми, конкурирующими товарами в основной сфере их применения – производстве автокатализаторов. При таком положении дел спрос смещается в пользу более дешевого из взаимозаменяемых товаров. В 1990-х годах произошло смещение спроса в пользу палладия, но автомобильные компании не в полной мере учли то обстоятельство, что в отличие от платины производство палладия неэластично, т.е. не увеличивается по мере повышения цен. Это обусловлено тем, что около 85 % палладия производится попутно, например, в Норильском рудном узле, где сосредоточено около половины мирового выпуска палладия, а основными объектами добычи служат медь и никель. Увеличение спроса без адекватного увеличения предложения привело к дефициту, быстрому росту цен и, в конечном счете, к перегреву и последующему обвалу рынка палладия, после чего платина отвоевала утраченные позиции. Увеличение спроса на платину также привело к появлению дефицита и росту цен, но в меньшей степени, так как предложение платины эластично. Например, за 1999 – 2005 годы поставки платины на мировой рынок увеличились с 4,9 млн унций до 6,6 млн унций, или на 35 %.

Доминирующий фактор – спекулятивные операции (2005 год – настоящее время). Теоретически после быстрого роста цен на платину должен был начаться обратный процесс – увеличение доли палладия в автокатализаторах, сокращение доли платины и спустя некоторое время – сокращение ценовой диспропорции между этими металлами. Более 50 % платины и палладия закупается автомобильной промышленностью и этот спрос – важнейший фактор ценообразования. Однако в 2004-2005 годах наблюдалось увеличение ценового разрыва между платиной и палладием за счет роста цен на платину. Причиной этого стали несколько факторов:

Но к осени 2005 года влияние этих факторов уже было реализовано в росте цен на платину, и можно было ожидать постепенного восстановления равновесия на рынке за счет снижения котировок платины и роста котировок палладия. Но в ноябре 2005 года начался новый виток стремительного роста цен на платину, обновивший исторический ценовой максимум. Основной причиной являются спекулятивные операции на товарных биржах. Платина повторила тенденции рынка золота и ряда сырьевых товаров – цветных металлов, нефти и т.д., рост цен на которые обусловлен притоком на рынки средств инвестиционных фондов. Этот процесс захватил и палладий, цены на который за последний год почти удвоились. В последние несколько лет ценовой разрыв между платиной и палладием держится в диапазоне 3,5-5 и до нормального соотношения цен (примерно 1 к 2) еще очень далеко.

По материалам статьи С. Шумовского "Эволюция ценообразования металлов платиновой группы", журнал "Драгоценные металлы и камни", №1, 2007 год - http://www.eurasmet.ru/

экономические статьи

 + Банковские системы стран мира

 + История кризисов

 + Иностранная валюта

 + Мировой рынок недвижимости

 + Финансы и инвестиции

 + Мировая финансовая система

 + Инвестиционные фонды

 + Инструменты инвестиций

 + Деньги и их функции

 – Драгоценные металлы

 + Ценные бумаги

 + Венчурные инвестиции

 + Интересные материалы

графики

 + Показатели стран мира

 + Курсы валют

 + Фондовые индексы

 + Цены на биржевые товары

 + Цены на акции

статистика

полезные ссылки

 

экономические новости

30.09.2017 13:49 Министр экономики России считает, что сделка ОПЕК+ способствовала стабилизации нефтяного рынка

25.09.2017 00:03 ЦБ РФ планирует продолжить снижать процентные ставки на фоне более низких инфляционных ожиданий

23.09.2017 14:09 Министр экономики России прогнозирует стабильность рубля

22.09.2017 15:44 Глобальный экономический рост прогнозируется на уровне 3,5%

21.09.2017 16:21 Волатильность цен на нефть настроена вернуться

09.09.2017 16:57 Годовая инфляция в России в сентябре составит от 3,1% до 3,3%

29.08.2017 22:30 В июле рост ВВП России снизился до 1,5%

24.08.2017 00:11 Рост ВВП России ускорился во втором квартале, так как восстановление продолжается

19.07.2017 20:31 Курс рубля незначительно изменился по отношению к доллару и евро

20.06.2017 00:44 Возвращение к «скуке»? Рубль спокоен, несмотря на опасения, связанные с нефтью и санкциями

11.06.2017 15:08 Инфляция в России продолжит оставаться низкой в 2017 году

28.05.2017 23:24 Россия переживает экономический подъем